/ Новости сайта / Гражданское право / Как списываются долги при банкротстве физлица
14.04.2021

Как списываются долги при банкротстве физлица

Если ознакомиться со статистическими данными по банкротствам физлиц, то они и правда дают надежду – в позапрошлом году в 98% проведенных процедур потенциальные банкроты получили освобождение от долгового бремени.

Но при этом важно помнить, что банкротства физлиц делятся на 2 группы.

  • Первая – обычные ситуации – когда гражданин берет несколько потребительских кредитов и вынужденно вступает в долговое рабство, в итоге, не имея сил и возможностей на погашение задолженности. В таких случаях должники обычно не имеют какого-либо относительно ценного имущества для расчета с кредиторами. Здесь стандартный набор втянутого в заемную кабалу – старый автомобиль, единственная жилплощадь, небогатые предметы домашней обстановки. Сетевая реклама способов быстрого и беспроблемного списания задолженностей рассчитана именно на таких людей.

 

  • Ко второй группе относятся бывшие бизнесмены (управленцы либо собственники компаний), попавшие в долговую яму из-за сложностей с делом, которым они занимаются. Эти банкротства, разумеется, намного сложнее – там фигурируют скрытые активы, сделки, требующие оспаривания, витиеватая структура совместного имущества с мужем/женой. За подобные случаи возьмутся редкие специалисты – здесь нужно не реализовывать схему избавления от задолженностей, а со знанием дела выполнять работу на стороне конкурсной массы, поскольку в подобных процедурах принимают участие опытные кредиторы и отсутствие действий может сильно навредить управляющему. Чтобы дать хоть какие-то обещания такому должнику, необходимо оценить множество нюансов и учесть имеющиеся риски. Это, можно сказать, уникальные банкротства, и реклама в данном случае не поможет.

Банкротства физических лиц делятся на “потребительские” и “предпринимательские”.

Для стандартной группы “потребительских” должников скорее подойдет лаконичная схема самостоятельного анализа перспектив освобождения от задолженностей. Она предполагает 2 стадии:

1. Анализ особенностей кредиторских требований. Все просто: в законодательстве приводится полный список обязательств, не подлежащих списанию (п. 5, 6 ст. 213.28 закона о банкротстве), например, алименты, нанесение вреда жизни и здоровью, моральный ущерб, обязательства, упоминающиеся в трудовых договорах, “управленческие” задолженности (субсидиарная ответственность, ответственность контролеров за ущерб, нанесенный юридическому лицу, ответственность арбитражного управляющего за убытки в процедурах банкротства, требования по недействительным сделкам (признанным таковыми в процедурах банкротства)). При наличии таких задолженностей процедуру начинать не стоит – от этих обременений точно не избавиться. В данном случае классических потенциальных банкротов (в потребительских процедурах) в приведенном перечне чаще всего может коснуться тема алиментов. Все, что осталось, – или встречается нечасто (ущерб жизни и здоровью, обязательства по трудовым договорам), или входит в группу предпринимательских банкротств (ущерб, нанесенный контролерами и/либо арбитражным управляющим).

2.Определение оценочных условий, которые могут не позволить списать задолженность. Здесь имеется в виду п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве, который в большинстве случаев и выступает основанием для отказа в освобождении от задолженностей в “потребительских” процедурах. Данный пункт накладывает запрет на списание кредиторских требований в случае разных недобросовестных действий со стороны потенциального банкрота при принятии задолженности и непосредственно в процедуре банкротства. Чтобы понять, будет ли данный пункт использоваться против должника в процедуре, важно учитывать ряд закрепленных в практике моментов:

- отказать в освобождении от задолженности не могут из-за нелогичных действий должника: необоснованное увеличение количества займов, ошибки в организации домашнего хозяйства и проч. Судебные органы могут не разрешить списать долги лишь при наличии проявлений злонамеренного поведения, в том числе при открытом уклонении от выплаты долгов по кредитам. Это поведение отличается не пассивным отсутствием действий (обычное непогашение задолженности), а открытыми и сознательными действиями – утаиванием доходов, созданием помех для исполнительного производства, заключением подставных сделок и проч. (заключение Верховного Суда РФ от 30 сентября прошлого года № 310-ЭС20-6956);

- банковские организации (как ключевые кредиторы в процедурах потребительского банкротства) не могут жаловаться на нелогичное поведение потенциального банкрота при получении и трате кредитных денег, если он передал им все запрошенные сведения о своих финансовых возможностях на момент кредитования. Неблагоприятные последствия принятия связанного с риском решения по кредитованию лежат только на кредитной организации, если она не сможет предоставить доказательств недобросовестного поведения должника (заключение от 3 июня 2019 г. № 305-ЭС18-26429);

- даже если должник передал ложные сведения своему кредитору при получении от него кредитных денег или управляющему, он все же может списать задолженность в случае предоставления доказательств того, что искажение данных было незначительным (заключение от 310-ЭС17-14013 от 25 января 2018 г.);

- в процедурах банкротства физлицо должно по максимуму содействовать управляющему и кредиторам в плане предоставления информации. Передача актуальных сведений – главная его обязанность. Попытки возложить на него другие обязанности для лишения права на списание задолженности не имеют оснований. Например, получение статуса безработного в ходе процедуры банкротства не может считаться недобросовестным поведением, нацеленным на нанесение вреда кредиторам. Кроме того, недобросовестным и мешающим списанию задолженности не считается поведение, связанное с утаиванием должником источников доходов во время банкротства. Основанное на этом подозрение о сокрытии имущества тоже признается необоснованным (заключение от 15 июня 2017 г. № 304-ЭС17-76).

Итог

Кредиторы в потребительских процедурах банкротства не имеют права на противопоставление должнику его нелогичных действий при получении и трате кредитных денег. То есть просьбы о предоставлении должником отчета о потраченных средствах не являются обоснованными, их можно пресечь, ссылаясь на ошибки в организации домашнего хозяйства. Банковские организации и вовсе не могут противопоставить должнику его чрезмерную долговую нагрузку и заведомое отсутствие средств для погашения задолженности – это его риски, на которые он пошел добровольно. В процедуре банкротства физлицо должно просто передать все актуальные сведения, требуемые управляющим, изнурять себя тяжкой работой вовсе не нужно.

Итак, судебная практика дает подтверждение давно появившейся тенденции процедур потребительского банкротства – нацеленность на социально-реабилитационную сторону освобождения физлица от непосильного долга (заключение Верховного Суда РФ от 23 января 2017 г. № 304-ЭС16-14541).

Поделитесь в социальных сетях

Комментарии 0